seinfeld-never-be-late-for-a-plane[1]
Элейн: Подожди! Джерри: Видишь, никогда не опаздывай на самолет в компании женщины. Девушка бежит как девчонка — маленькими шажками и с руками, как мельница… Если хочешь успеть на самолет. беги как мужчина! Поднимай колени! — Сейнфелд
Некоторое время назад я наткнулся на статью в CNN Travel, в которой звучали советы о том, как стоит вести себя в различных ситуациях, связанных с путешествиями. В верхней части списка был раздел о том, как общаться с сотрудниками аэропорта и иже с ними. Ниже привожу один из пунктов:

Всегда будьте терпеливы и вежливы. Человек, с которым вы разговариваете, может решить вашу судьбу на сегодня: удастся ли вам попасть на самолет сегодня вечером, или придется провести ночь под скамейкой в аэропорту.

Плохо: «Можете ли вы помочь мне попасть на следующий рейс – я не могу пропустить свою пересадку в Европе!»

Хорошо: «Прошу прощения, Барбара. Я прекрасно понимаю, что у вас сейчас работы по горло, но, если бы у вас нашлась минутка, я был бы очень признателен. Не могли бы вы помочь мне достать билет на следующий рейс, иначе я пропущу свою международную пересадку? Я буду очень признателен. Огромное спасибо».

Конечно, в теории это очевидно: кажется, что воспользовавшись «хорошим» примером, вы получите дополнительную помощь с гораздо большей вероятностью, чем если обратитесь к кому-то «плохо». Автор статьи сделал акцент на то, что «плохой» вариант звучит грубо, в то время как «хороший» кажется достаточно вежливым из-за длины и способа подачи.

Однако, у меня есть другое мнение на этот счет. В принципе, я верю, что пример, который автор назвал плохим, станет лучшим вариантом чтобы попросить о помощи, но сначала давайте рассмотрим «хороший» способ обращения. Когда я мысленно повторяю этот длинный диалог в голове, внутренний голос снисходительно подсказывает мне, что он совершенно не соответствует той чрезвычайной ситуации, в которой я оказался.

Я представил себя сотрудником аэропорта, к которому подошел пассажир и начал в спокойном тоне декламировать этот абзац. Признаемся честно, я бы наверняка не проникся его ситуацией и не приложил бы все усилия, чтобы помочь. Другое дело, когда пассажир подбегает и ведет себя так, как будто пропустить самолет для него сродни концу света. Я имею в виду то, что такая ситуация всегда кажется мне катастрофой, а язык тела только подтверждает это и делает мое состояние более заметным для окружающих людей.

Хладнокровный и спокойный пересказ ситуации чаще всего подразумевает под собой то, что человека не особо заботит происходящее, тогда почему постороннее лицо, сотрудник аэропорта, должен забивать себе голову проблемами, которые никого не волнуют? Возможно, у вас не назначено подряд несколько важных встреч, вы не спешите на работу, на которой обязаны появиться, но не сможете, если полетите следующий рейсом, или, может быть, у вас достаточно денег, чтобы не переживать по таким пустякам – это то, что может подумать кассир, если вы останетесь спокойны, как удав.

Но если вы ведете себя беспокойно, как я чаще всего (вне зависимости от того, опаздываю я, или нет), это оказывается полезным в большинстве случаев. Не только потому, что правда оказывается очевидной, если вы не скрываете своих чувств, но и сотрудники аэропорта смогут войти в положение и проникнуться проблемой, если ее подтверждением окажутся ваши слова и действия; именно чувство беспокойства может сыграть вам на руку и помочь преодолеть некоторые барьеры.

Вернемся к сценарию, в котором я – сотрудник аэропорта. Если бы кто-то подбежал ко мне и, пыхтя и отдуваясь, умолял меня пустить его в самолет («Я не могу опоздать на свою пересадку в Европе!»), я бы без сомнения почувствовал расположение к бедолаге и постарался сделать хотя бы чуть больше требуемого, чтобы помочь.

Я прокрастинатор, и чаще всего выезжаю в аэропорт на час позже нужного времени. Когда я добираюсь до линии безопасности, моя тревога достигает пика, а я сам нетерпеливо перевожу взгляд с часов на людей в очереди передо мной. Я часто спрашиваю у всех сотрудников аэропорта, которые оказываются рядом: «Вы думаете, я опоздаю на самолет? Уже объявили посадку». Обычно они отвечают, что все будет в порядке, но я продолжаю приставать с вопросами.

«Вы точно уверены?»

Последний из дюжины однообразных вопросов, вероятно, звучит как «Сезам, откройся». Один из сотрудников говорит мне следовать за ним, и меня сопровождают к паспортному контролю. Это сработает не для всех и не всегда, но я уверен, что иногда это может стать решающим фактором. Вероятно, вам не стоит пробовать этот способ, и я надеюсь, что после этой статьи никто не решит притянуть меня к ответственности за замену или покупку нового авиабилета, но, я думаю, что можно взять его на заметку и использовать в крайнем случае. Удачи!


Эта статья была опубликована на сайте Dauntless Jaunter и переведена на русский специально для сайта Вездеброд. Автор статьи – Кристиан Айлерс, переводчик – Ри Вельская.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here